МГУУ


Управление государственной
службы и кадров
Правительства Москвы

МГУУ ПМ


Московский городской
университет управления
Правительства Москвы


28.04.2014

Антон Катлинский: «Нельзя говорить об импортозамещении, пока мы не держим всю технологическую цепочку в своих руках»

В последнее десятилетие сектор биотехнологий стремительно растет. И к 2020 году объем таких лекарственных препаратов, по прогнозам экспертов, превысит 50% рынка всех лекарственных средств. Какое будущее у биотехнологических технологий, и какое место в этом процессе занимает наша страна? Об этом в эксклюзивном интервью РИА АМИ рассказал Антон Катлинский, генеральный директор компании «ФОРТ» — крупнейшего в Восточной Европе биотехнологического комплекса по разработке, внедрению и производству лекарственных средств, который в торжественной обстановке был открыт вчера.

Антон Викентьевич, каковы, на ваш взгляд, перспективы у производства биотехнологических препаратов?

Сегодня вся мировая медицина находится в процессе смены поколений по целым направлениям. Классическая фармакология, с помощью которой мы в настоящее время живем, разрабатывалась на научной основе 1950-1960-х годов. И все новейшие препараты из области химической фармакологии основываются на научных исследованиях того времени

Но сегодня наука сделала качественный скачок в другую сторону, и от химической фармакологии она уходит в фармакологию, связанную с телом человека, когда в качестве лекарств будут использоваться молекулы, которые вырабатывает наш организм. Но получать их можно только при помощи биотехнологий, и современная фармакология будет развиваться в этом направлении. И в ближайшие 10-20 лет произойдет довольно существенный сдвиг, когда на смену лекарствам из классической фармакологии придут биотехнологические. И задача будет только в нахождении правильного баланса. Это важно, потому что напрямую связано с ранней диагностикой, с мониторингом применения этих лекарств.

Насколько реально проводить подобный мониторинг?

Мониторинг никаких проблем сегодня не составляет. Спортивная медицина прекрасно отслеживает чужеродные белки, вводимые в организм, и любые допинги, основанные на биомолекулах, определяются достаточно просто. Потому мониторинг лекарственных средств биотехнологического профиля уже существует.

Ранняя диагностика, использование биотехнологической фармакологии параллельно с мониторингом ее применения, прогнозирование, то есть, компьютерный расчет модели получаемого результата и получение на компьютере врача индивидуального профиля пациента, — все это позволяет делать очень серьезные выводы, которые сегодня невозможны на основе традиционных подходов. Это будущее медицины. Следующим шагом будет уже целенаправленное вмешательство медицины в наш организм: генная терапия, другие подходы. Но сегодня наступила эра биотехнологий. Эра препаратов, которые мы берем не из растений, не из химической формулы, которые, кстати, пришли в основном из растительной фармакологии, а из самого организма. Мы понимаем, что произошло, где что сломалось, где что надо добавить, убавить. Весь арсенал средств для решения этих задач наукой отработан. Сегодня дело за нами, за практиками. Все это надо брать и внедрять.

Каким же образом?

Готовить технологическую базу. Потому что требования к биотехнологическим препаратам на порядок выше, чем у привычных нам таблеток. Это сложные препараты, и у них все сложное: производство, хранение, применение. Но со временем мы придем к биотехнологическим и таблеткам, и капсулам.

Ваша компания обеспечивает полный цикл производства, у вас свои вакцины, свои платформы. А каков научный потенциал?

У нас две своих лаборатории плюс мы сотрудничаем с ведущими научными учреждениями. Это НИИ гриппа в Санкт-Петербурге, НИИ вакцин и сывороток им. Мечникова, НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Гамалеи. А также ряд зарубежных университетов: Сингапурский институт молекулярных исследований и Оксфордский университет. Так что у нас широкая сфера ученого взаимодействия.

И какие же вакцины могут появиться у нас?

Помимо новой виросомальной вакцины для профилактики гриппа, которая скоро появится на отечественном рынке, мы работаем над вакцинами против полиомиелита — это инактивированная, и над живыми вакцинами против ветрянки и ротавируса. Есть серьезный проект — вакцина против герпеса. Одни находятся на стадии доклинических исследований, другие — в стадии подготовки к клиническим исследованиям.

В чем принципиальное отличие разрабатываемых вакцин от уже зарегистрированных?

Все живые примерно одинаковы, там довольно сложно придумать какую-то новую технологическую платформу. Вопрос заключается в особой уникальной комбинации, которая используе
тся для создания вакцины с соответствующими компонентами. Подбор этой комбинации дает иногда серьезный результат в плане улучшения состояния иммунитета и его формирования. Потому что если говорить о ротавирусах, там иммунитет надо формировать заново.

Ваше производство соответствует стандартам GMP. Были ли какие-то сложности с переходом на них?

Никаких. На самом деле, это вопрос постановки задачи и ее решения. Когда вы понимаете, какую линию технологии вы осваиваете, то в дальнейшем это стандартизованные процедуры. Это различные экспертизы, которые легко покупаются (в хорошем смысле этого слова) на международном рынке. Платите деньги, и консалтинговая компания анализирует проекты, исправляет ошибки, делает комплекс требованиям GMP. Это некая процедура, которую надо правильно исполнять, и тогда вы получите правильный эффект. Мы ее прошли, потому сегодня у нас есть производство, соответствующее этим стандартам.

На церемонии открытия завода эксперты много говорили об импортозамещении. Вы думаете, это возможно?

В моем понимании все, что касается биотехнологических препаратов, это вещь, которая должна начинаться и заканчиваться моделью полной локализации. Нельзя говорить об импортозамещении, пока мы не держим всю технологическую цепочку в своих руках. Когда есть производство пусть очень хороших препаратов, но с использованием импортируемых ключевых компонентов типа субстанции и др., то фактически вы работаете на зарубежные компании. Об импортозамещении можно говорить, лишь если у вас полностью локализовано производство.

Если мы ставим перед собой задачу локализовать не только производство, но и все бизнес и экономические процессы, тогда мы получаем выигрыш. Становятся существенно ниже затраты на производство, на логистику. В итоге и цена конечного продукта будет более привлекательной, чем у конкурентов. Это обычный путь, по которому идет весь мир. Транснациональные компании также смертельно конкурируют друг с другом. Почему бы и нам не вклиниться в этот процесс, имея соответствующие возможности? Мы тоже решили в этом поучаствовать. Источник

Источник



Популярные теги: