МГУУ


Управление государственной
службы и кадров
Правительства Москвы




Московский городской
университет управления
Правительства Москвы


16.11.2017

«Вы не найдете правды в архивах». Алексей Киличенков прочитал лекцию в Университете Правительства Москвы

Алексей Киличенков, доктор исторических наук, профессор кафедры истории России новейшего времени РГГУ, прочитал лекцию, посвященную 100-летию революции 1917 года в России. На примере того, как Сергею Эйзенштейну удалось сделать матроса самым знаменитым образом революционера 1917 года, он рассказал, как порой художественный образ способен подменить историческую правду.

Профессор начал свой рассказ с демонстрации студентам исторических фотографий. На фото красовались матросы в форме, увешанные пулеметными лентами.

«Что не так на этих фотографиях?», — обратился к аудитории Алексей Киличенков. — Вы знаете, что одна такая пулеметная лента весит около шести килограммов? Она холщовая, и если матрос упадет в грязь или лента намокнет, то во время стрельбы механизм заклинит. Поэтому по всем правилам их носили в специальных коробках. Но тем не менее этот матрос с пулеметными лентами в 30-е годы уже становится героем всей нашей революционной мифологии«.

По словам историка, начиная с 30-х и до 80-х годов появляется целая серия фильмов с образами матросов-революционеров гражданской войны. Именно этот образ оказался закрепленным в советской мифологии. И даже в примерах исторических реконструкций мы можем увидеть матроса, увешанного пулеметными лентами. Иными словами, этот образ перекочевал и в наше время.

Образ матросов военного флота оказался наиболее запоминающимся в целом ряде событий начиная с 1905 года. Подтверждение этому можно найти в разных мемуарах и дневниках. Почему же матросы так запомнились?

Одна из главных причин, как ни банально, в форме. Она была достаточно красивой и запоминающейся в сравнении с теми же простыми солдатами, «серой скотиной», как называли их тогда офицеры.

На флот отбирали наиболее физически развитых парней, имеющих хоть какое-то образование. В начале XX века на кораблях уже были электротехника, паровые машины, электрический свет. Матросов лучше кормили. Исследователи подсчитали, что в среднем на содержание матроса уходило в 2,5 раза больше средств по сравнению с солдатом. Каждое утро им на завтрак давали белый хлеб с маслом. В армии это было немыслимо.

Корабль — сложная система, замкнутое пространство. Ошибка любого члена команды была чревата гибелью целого корабля и всего экипажа. Это все понимали, поэтому на корабле формировался особый тип отношений: с привычкой надеяться на товарища, уверенностью, что он не подведет. И еще одна присущая матросам того времени черта — самомнение. Служить на флоте было более почетно, чем в сухопутных войсках, и матросы с некоторым пренебрежением относились к солдатам.

Восстанием на броненосце «Потемкин» матросы впервые заявляют о себе как о новой движущей силе революции. Устроив бунт из-за некачественного провианта, они убили офицеров, и почти две недели корабль находился во власти восставших. В период с 1905 по 1906 год в подобных восстаниях приняли участие более 20 000 матросов.

Фильм «Броненосец «Потемкин», в котором матросы показан первыми революционерами, был показан в 40 странах мира. Наиболее яркой в нем стала сцена расстрела матросов.

«На флоте была традиция: перед тем как наказать матросов, палубу покрывали брезентом, чтобы не забрызгать кровью. Во время съемок сцены расстрела у Эйзенштейна возникла идея набросить брезент не на палубу, а на самих матросов. Консультанты, находящиеся рядом с режиссером, запротестовали, говоря, что фильм засмеют, — рассказал Алексей Киличенков. — В итоге у мастера получилась одна из самых выразительных сцен. Матросы под полотном начинают жаться друг к другу, и вместе они выглядят как маленькое беззащитное существо. Получился сильнейший образ. Именно в этот момент начинается восстание».

Эйзенштейн придумал другую правду, он буквально создал историческую память советских людей о тех событиях. В дальнейшем историческая комиссия опрашивала людей, участников и свидетелей тех событий. И оказалось, что, вспоминая то, что было с ними, они вдруг начинают пересказывать фильм.

На вопрос студентов о том, возможна ли история без мифов и какими историческими источниками лучше пользоваться, профессор ответил:

«Наука должна обходиться без мифов. Но история как совокупность наших представлений о прошлом без мифов невозможна. Начинайте знакомство с историей с мемуаров, с живых, образных рассказов свидетелей исторических событий. Но чтобы получить реальные знания, нужна вся совокупность источников. Мыслите критически. Ни один источник сам по себе не является полноценным. Даже придя в архив, вы не найдете там правды. Нет там правды. Есть лишь возможность установить некоторые факты в результате сложной работы».



Также по теме:


Все новости МГУУ